Мариет Уджуху рассказала о будущем родного языка и уроках истории

«Ко мне в студию не приходят патриоты, готовые сказать о себе: «Я адыг, поэтому хочу учить родной язык». Это понимание себя как части народа, важность знания родного языка приходят годам этак к 20. А в студии в возрасте 5-15 лет они играют в своё удовольствие и в игре учатся адыгскому литературному языку», – говорит заслуженная артистка России, руководитель детской театральной студии «Щыгъыжъый» Мариет Уджуху.

По примеру подвижников

– В этом году вы стали лауреатом премии братьев Соловьёвых. Что значит для вас эта премия? Какие свои заслуги вы поставили бы на первое место в жизни?

– Василий и Алексей Соловьёвы были великие люди, меценаты и подвижники. И я благодарна за то, что жители и власти Майкопа, а также Национальный театр Адыгеи, который меня выдвинул на эту премию, оценили мою работу по сохранению адыгского языка как подвижничество, достойное памяти братьев Соловьёвых.

Знаете, я часто повторяю слова средневекового поэта Джалаладдина Руми: «Держи дом в чистоте так, как будто ждёшь гостей. Держи сердце в чистоте так, как будто ожидаешь смерти». Насколько это просто и глубоко одновременно. И я стараюсь жить так же: жить по чести, делать добро, которое будет полезно людям, – не только сейчас, но и завтра.

– Вы больше 10 лет руководите детской театральной студией «Щыгъыжъый». Но главной целью ставите не театральное мастерство, а сохранение адыгского языка, обычаев и традиций. Они исчезают?

– Адыгский язык, как и многие языки народов СССР, начал исчезать не вчера. Это произошло в 90-е, когда вместе с развалом Советского Союза пала система изучения родных языков, как, в принципе, и всё образование в стране.

—————–

Мариет УДЖУХУ: Ситуация с родным языком и сегодня тревожная: если считать с 90-х, два поколения адыгов не говорят на родном языке. Понимать – понимают, но не говорят.

—————-

А я ещё до перестройки по собственному почину и совершенно бесплатно занималась с детьми в школах изучением адыгского языка. Будучи актрисой, делала это в игровой форме, ставя сценки – фрагменты из нартского эпоса и сказок, адыгских обычаев и обрядов, из произведений наших писателей.

А когда советская система образования начала на глазах разрушаться, когда страна погрузилась в выживание и зарабатывание денег, меня волновало одно: что лично я могу сделать, чтобы в этом хаосе сохранить адыгский язык?

Так родилась идея создания детской театральной студии. Сегодня я преподаю там вместе с моими бывшими студентками Саниет Халаште и Жанной Дауровой, выпускницами театрального отделения колледжа искусств им. Тхабисимова.

Ситуация с родным языком и сегодня тревожная: если считать с 90-х, два поколения адыгов не говорят на родном языке. Понимать – понимают, но не говорят.

Были случаи, когда ко мне в студию приводили детей, которые по-адыгски не знали даже самых простых и наиболее распространённых слов: псы или мые. А всё почему? Они дома не слышат этих слов, не знакомы с ними.

——————

Мариет УДЖУХУ: Почему управляющего магазином теперь называют «менеджером», распродажа стала «сейлом», а модный образ «луком»? Разве не парадокс: мы говорим о самобытности России, при этом активно насыщая свою речь американизмами?

——————

Долг чести

– По-вашему, школьных уроков родного языка недостаточно, чтобы решить проблему?

– А по-вашему? Это отлично, что в республике есть телевидение, газеты и радио на адыгском языке. Но большинство молодёжи сейчас сидит в интернете. А сайтов на родном языке у нас нет, нет в интернете и молодёжных программ на родном языке. У черкесской диаспоры в Турции были попытки создать молодёжный портал на адыгском, но пока тщетно.

Я не беру на себя ответственность заменить ребятам школу или родительский дом, где по-хорошему родная речь должна звучать с рождения ребёнка. Приводя в студию детей, родители, бабушки и дедушки находят тысячи объяснений, почему ребёнок ни в пять, ни в 12 лет не говорит на родном языке. Но какими бы ни были причины, похвально уже само желание взрослых наверстать упущенное, и не только на уроках адыгейского языка в школе, но и на сцене в студии.

Я Америку не открыла – просто пользуюсь тем, что все дети всегда хотят играть. В этой непринуждённой игровой манере мы и ставим все наши сценки и спектакли. За 14 лет существования студии мы выпустили восьмерых ребят, которые посещали «Щыгъыжъый» с пяти лет.

Сегодня они свободно говорят на родном языке, и, главное, понимают его значимость. Я ещё раз убедилась в этом, когда по телевидению увидела интервью нашей выпускницы Нэрыс Кайхан, ныне студентки одного из вузов Кубани. С уважением и гордостью говорила она о ценности адыгского языка.

—————-

Мариет УДЖУХУ: Речь отражает внутренний мир человека: богатый или бедный, счастливый или ущербный. Сегодня наша речь переживает не лучшие времена: столько в ней мусора, столько пошлости и ненужных заимствований.

—————–

Закон исчезновения

– Сегодня кризис переживают не только родные языки, но и русская речь. Стало модным заменять русские слова иностранными, сквернословие и жаргонизмы превратились в норму. Каким видите выход?

– Я бы сказала, что кризис, довольно серьёзный и затяжной, переживают не языки, а общество. А речь, как зеркало, – просто отражение этого духовного кризиса.

Потому что именно речь отражает внутренний мир человека: богатый или бедный, счастливый или ущербный. Сегодня наша речь переживает не лучшие времена: столько в ней мусора, столько пошлости и ненужных заимствований.

Ребёнок постигает окружающий мир с помощью образов и языка. Каким этот мир отразится в его сознании, если речь родителей полна сквернословия?

И потом, почему управляющего магазином теперь называют «менеджером», распродажа стала «сейлом», а модный образ «луком»? Разве не парадокс: мы говорим о самобытности России, при этом активно насыщая свою речь американизмами?

– Вы согласны с научной гипотезой: скифы как народ исчезли, утратив свой язык?

– Более чем. Это был уникальный народ, оказавшийся не по зубам даже персидскому царю Дарию с его мощнейшей армией. Но, перемешавшись с другими народами, он сначала утратил свой язык и обычаи, а потом и сам исчез с лица земли. Выходит, чтобы уничтожить народ, нужно уничтожить его язык.

Сегодня примерно та же ситуация. Можно сколько угодно говорить о том, что язык Пушкина и Толстого откровенно деградировал в устах современников, но всё это впустую, пока сами люди не поймут: сохранить родной язык великим и могучим – не культурное излишество, а суровая необходимость. Уроки истории пора усваивать.

——————

Мариет Уджуху родилась в ауле Джиджихабль Теучежского района. В 1976 г. окончила Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. С того же года – актриса Национального драмтеатра РА им. И. Цея. С 1980 г. преподаёт художественное слово и адыгейскую сценическую речь студентам Адыгейского республиканского колледжа искусств им. У. Х. Тхабисимова, факультета адыгейской филологии и культуры АГУ. Народная артистка Адыгеи.

adigeatoday.ru

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх