Как узнать о своих корнях. Проект «Лъапсэ» рассказывает об адыгских семьях

Светлана Тешева работает на ГТРК «Адыгея» со дня основания, вот уже 28 лет. Начинала в качестве диктора и очень скоро стала узнаваемой. Сегодня, она автор нескольких передач, исполнительный продюсер на ТВ. Но ее имя давно стало известно за пределами родной республики. Вот уже на протяжении 15 лет она работает  над проектом «Адыги мира». Рассказывает о репатриантах, которые вынуждены были покинуть родную землю и обосноваться на чужбине.

Родной язык помог увидеть мир

В одном из интервью Светлана призналась: «Я всегда говорю, что мой родной язык помог мне увидеть мир. На протяжении 15 лет я работаю над проектом «Адыги мира». Мне не обязательно было знать английский, арабский или иврит, чтобы побывать в Сирии, Иордании, Израиле, Турции, Германии, Чехии, Австрии, Америке. Во всех этих странах я общалась на родном языке. Это мой самый значимый, масштабный, интересный и самый любимый проект, который я смогла реализовать на телевидении. Он рассказывает о жизни и быте черкесской диаспоры.

Мне кажется, через такие программы телевидение Адыгеи сближает наш народ, который волею судьбы оказался в разных странах. Мой язык живет по всему миру. В День адыгского языка и письменности,  я провела флешмоб с хештегом #мойязыкзвучитвмире. В нем приняли участие черкесы из 20 стран, которые говорили на родном языке. Язык – душа народа. Так вот проект «Адыги мира» направлен еще и на сохранение адыгейского языка».

Лично я о Светлане узнала в соцсетях, всегда с интересом смотрю ее сториз, в которых она рассказывает о своих героях. Недавно, она стала соавтором нового проекта «Лъапсэ», что в переводе означает «корни». Об этом наш с ней разговор.

«Каждый человек хочет знать о своих корнях, но зачастую они оказываются утеряны, – говорит Светлана. –  Войны, смена власти, переселения – все эти моменты, к сожалению разъединяют не только семьи, но иногда рассеивают по всему миру целые народы. Цель проекта «Лъапсэ» рассказать об истории адыгских аулов и родов, которые в них проживают. Понять, когда эти фамилии, семьи  в тот или иной аул попали. Мы хотим побывать во всех аулах, которые находятся не только на территории республики  Адыгея, но и в Краснодарском крае.  Большинство из них образованы после Кавказской войны. Понятно, что все эти даты и пункты относительны.  Люди бежавшие от тягот войны селились в одном месте, потом им приходилось переселяться, поскольку освоенная территория не была комфортной, может быть возникали другие причины.  Конечно же, есть история и более давняя и древняя. Но предварительно изучив данные о населенных пунктах нашей республики, мы понимаем, что в большинстве случаев даты их основания – это как раз период окончания Кавказской войны и чуть позже – конец 19 века. То есть пока, мы исследуем временной промежуток, укладывающийся примерно в 200 лет».

ДОСЬЕ Светлана Тешева. Заслуженный журналист РА, лауреат Государственной премии в области искусства, ведущая программы «Мнение», исполнительный продюсер ГТРК «Адыгея».

Надо отметить, что у этого  проекта есть спонсоры, это инициативная группа единомышленников, она называется «ГУХЭЛЬ», которую основали ребята-адыги (они пока не хотят свои имена раскрывать), проживающие и работающие в России. Они переживают за наш народ, хотят и способствуют сохранению истории, традиций и  культуры.

Кто попадет в проект

– Светлана, как вы выбираете семьи, которые попадают в проект?

– История поселения, народа, страны в конечном итоге – это люди, их действия и поступки. Поэтому, да, в первую очередь мы встречаемся не с научными работниками, историками, которые могут назвать какие-то даты или вехи в становлении аула, а именно с семьями. Хотя, грамотные этнографы тоже очень важны для проекта.

На что мы в первую очередь обращаем внимание, собираясь в тот или иной населенный пункт? Мы тесно сотрудничаем с администрациями поселений и  просим найти самый многочисленный род, который представлен в этом ауле. Потом, самый редкий род, который может быть представлен только здесь и больше нигде не встречается. Ну и род, фамилия которой  встречается часто и  везде. Например, у адыгов очень распространены фамилии Цеев,  Шеуджен. Они есть почти во всех  аулах.

– Вот я ношу фамилию Шеуджен. Что о ней известно?

– Фамилия Шеуджен, впрочем, как и другие адыгские фамилии встречаются в нескольких интерпретациях. Например, Шовгенов – это тоже самое. А что касается истории ее возникновения, существует две версии. Первая, самая распространенная, о ней я узнала от  представителя черкесской диаспоры  в Турции. Как-то он поинтересовался, как у нас называют священнослужителя в христианском храме. Я назвала несколько вариантов, как это звучит по- адыгски. А мой собеседник удивился и сказал, что раньше  их называли шеуджен. Это название появилось еще в те времена, когда у адыгов была христианская вера. А вот в моем родном ауле Джамбичи, где тоже живут представители этой фамилии,  существует другая версия. Она  скорее  похожа на легенду. Якобы, изначально Шеудженами называли семерых братьев из Кабарды. Они были воинствующими парнями, совершали набеги и возможно, причиняли вред поселениям. В один момент, видимо, чаша терпения тех, на кого они нападали переполнилась и братьям пришлось скрываться. Отправились они на территорию современной Адыгеи, но чтобы их  не нашли, поселились не рядом, а расселились  в разных аулах. Так, род разросся.

Участники проекта «Корни» - семья Нехай из аула Вочепший.

Узнала имя  своего прапрадеда 

– Света, ты сама начала снимать проект с того аула, в котором родилась и выросла. Узнала ли ты что-то новое для себя?

– Да! Когда я снимала передачу про свой аул, я нашла имя своего прапрадеда. Дело в том, что об истории своей семьи знала не очень много. Папу потеряла  рано, бабушку почти не видела, да и  все мои близкие довольно рано ушли и практически не у кого было спросить. Конечно же, есть такой момент, что  пока все живы были, меня это мало интересовало, а потом когда захотела узнать, никого уже не осталось. Тем не менее, маленькое семейное древо все-таки  смогла составить. Вот, я – Светлана Тешева, мой папа Батырбий,  далее его отец, мой дед Нау, потом прадедушка Бирам… На этом, моя родословная обрывалась. А во время сьемок, вдруг обнаружилось имя моего прапрадеда –  его звали Ереджиб. Что примечательно, о нем мне рассказал учитель школы, в которой я училась. Его зовут Абрек Шабанович Шаков.  В ауле часто говорили о том, что Шаковы, проживающие в Джамбечий раньше были Тешевыми, то есть моими однофамильцами. Но после войны фамилию свою изменили. Почему? Я никогда не задумывалась. И вот, мой учитель поведал такую историю: Как-то давно, в ауле овдовела женщина, которая ждала ребенка. Ее муж, по фамилии Шаков – погиб. Представители этой семьи очень ждали, что родится мальчик и род продолжится. Но вышло по-другому. На вдове женился аульчанин и новорожденного  записал на свою фамилию – Тешев. Этот мужчина и был мой прапрадед Ереджиб. Ребенок вырос, у него были уже свои дети и один из них решил видимо, восстановить историческую правду и вернуть настоящую фамилию своего некогда усыновленного отца и взял фамилию Шаков. А его родной  брат остался Тешевым, сообщив, что его родители те, кто воспитали и он не хочет предавать память Ереджиба, некогда  так благородно поступившего. Так и вышло, что два родных брата оказались под разными фамилиями и теперь кажется, что это два рода. Должна сказать, что я была счастлива, как будто получила весточку из прошлого. Теперь очень хочу узнать, откуда изначально мой прапрадед приехал в Джамбечий. Ведь это аул, в котором проживают темиргоевцы (прим. ред.: один из этнических групп адыгов)  и я себя к ним всегда причисляла, а фамилия Тешев – шапсугская. Значит корни мои где-то на побережье.

Приписались и поселились

– Смотрела ваш проект и понимала, что некоторые фамилии очень широко в аулах представлены. Другие меньше. Как думаешь, почему?

– На самом деле, встречаясь с представителями тех или иных родов, я поняла, что в его численности нередко большую роль играл социальный аспект. И к настоящим фамилиям отношения он не имеет. Например, в ауле  Вочепший проживает 320 семей, при этом очень мало фамилий. Суди сама – 100 из них – представители рода Нехай, еще около 100 – Кушу, где-то 50 – Пшидаток и около 40 – Делок. Остальные представлены в небольшом количестве. Как так получилось? Оказывается, раньше, чтобы получить земли в том или ином поселении надо было быть членом семьи, проживающей в этом месте. Вот люди и записывались на те фамилии, которые живут издревле. Все очень просто. Но тем не менее, многие до сих пор помнят к какому роду они на самом деле принадлежат.

Кстати, в самом начале мы сказали о том, что после Кавказской войны адыгам выселенным с родного побережья и гор на равнину, пришлось  несколько раз менять места проживания. Там же, в Вочепшие мне рассказали историю возникновения фамилии Кушу. Пока они обосновались здесь, 4 раза меняли место жительство. Одним из таких пунктов стало место, которое называется «Кузэрымыхъ». Оно действительно  было болотистым, там было много комаров, которые не давали спокойно жить. Люди решили сниматься и искать лучшей доли. Во время переезда, одна женщина начала рожать прямо в телеге, что по адыгски звучит как «къу». Якобы и имя ребенок получил соответствующее – рождённый в телеге. Говорят, оттуда фамилия и пошла.

– А как быть с теми аулами, которые оказались затоплены Краснодарским водохранилищем? Ведь многие выходцы из них до сих пор на вопрос «откуда ты родом» называют давно исчезнувшие «Эдепсукай», «Казанукай» и т.д.

– Про них мы тоже обязательно расскажем, когда будем снимать фильм про город Адыгейск. Ведь многих людей из этих аулов переселили именно туда.

Жгучая смесь

– Света, ты много лет в журналистике, во время работы на телевидении наверняка объездила все аулы в республике. Были какие-то открытия лично для тебя? Может быть что-то удивило?

– Такие моменты были. И один из них касается аула Уляп, который находится рядом с моим родным Джамбечий и я там часто в детстве бывала. Всегда считалось, что там живут кабардинцы (представители одного из черкесских этносов). Начали снимать фильм и выясняется – ничего подобного! Там такая жгучая смесь представителей разных этносов! Около 30 % жителей – абазины, примерно 20 % – абхазы, также там проживают кумуки, ногайцы и т.д. Как они все там оказались? Попробуй разберись!

Мы привыкли до сих пор некоторые аулы считать бжедукскими, какие-то шапсугскими, темиргоевскими, кабардинскими. А на деле все совсем не так. В чистом виде такого нет. Впрочем, оно и хорошо – ведь в первую очередь, мы все адыги.

Во всем этом так интересно разбираться! Каждый съёмочный день у нас длится около 12 часов. В  каждом ауле мы общаемся с представителями 8-10 семей, бываем у них в гостях. Иногда дорабатываем в Майкопе, многие выходцы проживают в столице республики.

Будет возрождение и ренессанс

– Глобализация захватила весь мир. Люди все чаще говорят на государственном языке, учат английский – его знают почти на всей планете. А насколько адыги знают свой язык? Говорят ли они на нем дома?

– Слава богу, адыги в большинстве своем знают свой язык, причем в поездках я просто слушаю и наслаждаюсь – он настолько  живой, богатый афоризмами, своеобразный в каждом поселении. Уже в редакции, когда прослушиваю отснятый материал, часто улыбаюсь и зову коллег: «Подойдите, послушайте, как он выразился!».

– Ты уже побывала в 7 аулах и, наверное, можешь судить, насколько люди хранят память, знают свою родословную? 

– В тех семьях, где мы с коллегами побывали знают! Порой, я сама удивляюсь, когда они достают составленные древа и рассказывают о нескольких  поколениях. Не устаю восхищаться, какие  молодцы!

– Света, как ты думаешь, насколько этот проект окажется «заразительным»? Увидев ваши передачи, захотят ли адыги «покопаться»  в своей родословной, узнать историю семьи и сохранить традиции?

– Уверена, что да. Проект уже набирают обороты. Люди  звонят на телевидение, интересуются, когда мы  приедем к ним.  

Что касается традиций, должна сказать, что главная из них – гостеприимство соблюдается в наших аулах стопроцентно. Казалось бы, съёмочная группа приезжает по работе, можно было бы угостить чаем и этим ограничиться. Но нет, какие столы накрывают в тех семьях, куда мы попадаем – не передать словами. Понятное дело, щипс – пастэ предлагают всегда. Но помимо этого, готовят разные блюда, специально созывают невесток, которые пекут вкуснейшие торты. Это во-первых, очень приятно, а во-вторых возникает чувство гордости за свой народ, который на протяжении многих веков хранит традицию гостеприимства.

Говорят, что многие обычаи уходят, но я с уверенностью могу сказать, что некоторые  возрождаются. Так, побывав в нескольких аулах я заметила, что в домах появились  «хъачещ», это гостиные, в которых раньше собирались старейшины, где мог остановиться любой путник. Сегодня, это часто просторная пристройка к дому, где есть рукомойник, санузел, огромный стол и скамейки. Очень удобно. А главное понятно, в этом доме всегда рады гостям.

Проект продолжается, нас ждет очень много нового и интересного. И я верю, что наш народ сумеет собрать и сохранить свою историю,  красивые традиции, которыми всегда восторгались  иностранные путешественники. А глобализация нас не разъединит, а наоборот соединит. Мы, адыги, черкесы оказались  развеянными  по разным уголкам мира. Интернет – пространство поможет выучить родной язык, заново узнать друг друга. Все это мне дает надежду,  что адыгов ждут  возрождение и ренессанс.

Светлане есть кому передать семейные традиции - сыну и невестке.

Родовой дом и общий стол

Во время  разговора, я поинтересовалась у Светы, какие традиции она хотела бы сохранить в своей семье.

– Конечно же, я очень хочу знать свою родословную, чтобы знал своих предков  и мой сын. Что касается традиций, то мне очень важно сохранить связь с семьей. Я часто по работе общаюсь с представителями адыгской диаспоры за рубежом и отмечаю некоторые вещи, которые хотела бы применить и в своей жизни. На самом деле, они очень простые. Мне нравится, когда дети вырастают, создают свои семьи, уезжают от родителей, но обязательно встречаются за семейным обедом раз в неделю. Например, в черкесской диаспоре, в Израиле этот день -пятница. В моей – воскресенье. Обычно в этот выходной ко мне приходят сын с невесткой и мы вместе накрываем стол, общаемся. Говорят, что некоторые традиции уходят, но проект показал – многие наоборот возрождаются.

Еще один момент мне понравился в Турции. Там, во время командировки, связанной с нашей диаспорой, я познакомилась с семьей Туркав, у которых сохранился дом, настоящее родовое гнездо, которое построил их отец.  У него пятеро сыновей, один из них остался в родительском доме, остальные живут и работают в разных городах – Стамбуле, Измире, Анкаре. Но каждое лето все братья с семьями приезжают в родной аул и часть отпуска проводят вместе.

Кстати, рядом с отцовским домом во дворе они построили еще 4 дома, на каждого брата. Там нет ни заборов, ни других ограждений. Каждое утро они накрывают огромный стол, за него садятся братья, их жены, дети, внуки. Вместе завтракают и общаются. На мой взгляд, очень красивая и объединяющая традиция.

kuban.aif.ru

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх