Речь определяет сознание: как решить проблему с исчезающими языками малых народов России

В Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2025 года государственная поддержка и защита культуры и языков народов нашей страны отнесена к числу основных принципов государственной национальной политики. Причем речь идет не только о языках с большим числом носителей, но и об исчезающих языках малых народов России. Сегодня под угрозой исчезновения находятся 18 языков коренных народов Севера, Дальнего Востока и Сибири.

Сводки с лингвистических полей неутешительны. За последние 100 лет было потеряно более 400 языков, и ожидается, что в следующем столетии исчезнет еще около половины оставшихся. Другими словами, один язык будет исчезать каждые две недели. Почему это повод для тревоги и зачем ученым спасать невостребованные языки, мы поговорили с доктором филологических наук Ларисой Маршевой, директором Федерального института родных языков народов Российской Федерации.

— Лариса Ивановна, сейчас есть Федеральный институт родных языков народов Российской Федерации, Фонд сохранения и изучения родных языков народов РФ, Лаборатория исследования и сохранения малых языков в МГУ. Зачем так много институций для спасения исчезающих языков?

— Дело в том, что традиция сохранения и развития родных языков народов, населяющих нашу большую страну, никогда не прерывалась. Она существовала как во времена Российской империи, так и во времена СССР. Так, одним из первых и ключевым центром изучения Севера, народов Сибири и Дальнего Востока был Институт народов Севера РГПУ им. Герцена. Как институт он возник в 20-е годы XX века.

А сегодня, кроме того, что вы перечислили, существует большое количество кафедр, находящихся в разных регионах Российской Федерации: Якутске, Магадане, на Чукотке и Камчатке. Есть, к примеру, Таймырский колледж, где изучается такой язык, как долганский. Это уникальный язык, носителями которого является малое количество человек. Есть научно-исследовательские институты, которые занимаются анализом статистики и ревитализацией — возрождением языков. Есть специалисты, работающие «в полях». Они ездят в лингвистические экспедиции и общаются с носителями языков.

Умирающих и находящихся в опасности языков РФ сейчас более 100.

Картина мира

— А зачем вообще спасать языки: может быть, надо дать возможность выживать сильнейшим?

— Среди ученых сегодня существует два противоположных лагеря. В одном из них уверены, что наступающая глобализация связана с культурной и этнической унификацией. И есть смысл в том, чтобы заместить все языки на единый, например, на английский. Тем более что это и так происходит. Но другая сторона считает, что, напротив, надо во что бы то ни стало сохранить национальную, культурную и языковую идентичность.

— Но для чего?

— Чем больше человек владеет картинами миров, чем больше он знает языков — тем богаче и шире его профессиональные, карьерные и коммуникативные возможности.

Кроме того, когда язык меньшинства замещается языком большинства, человек теряет свою культуру. Внук может уже не понимать своих бабушек и дедушек, происходит прерывание межпоколенческих связей.

Но самое главное, подчеркну еще раз, — в языках реализуется картина мира.

Если не заниматься спасением языков, мы придем к унифицированному языку и культуре. В мире сегодня 6000 языков, треть из которых сконцентрирована в Африке. И эти языки по-разному транслируют происходящее в мире, быт и идеи. Их потеря лишает нас части накопленного человеческого опыта. К примеру, люди из племен Крайнего Севера различают и называют разные оттенки льда и снега. А это может помочь в прогнозе погоды и сборе урожая. А у народов Дальнего Востока, Севера и Сибири развито оленеводство. Олени в разном возрасте у них называются по-разному.

И это принципиально важно, потому что эти возрасты необходимо приспосабливать по-разному для хозяйства; оленей разных возрастов надо по-разному пасти. Некоторые народы, например, используют особенные травы и лекарства, чтобы лечить болезни. Изучение этих практик может помочь нам усовершенствовать медицину.

— Гипотеза лингвистической относительности предполагает, что структура языка влияет на мировосприятие его носителей и их когнитивные процессы. Согласны ли вы с этим?

— Да, разные языки транслируют разные концепты и субординацию ценностей. Для кого-то, например, идея языка может крутиться вокруг цвета и сортов мха, ягеля, заходов и восходов солнца. И это прекрасно! Языки используют различные культурные метафоры, открывают нечто новое о том, как мыслят носители этого языка. Например, у аборигенов острова Пасхи есть понятие «тинго». Оно обозначает постепенное присваивание собственности своего соседа под предлогом «заимствования». Одна эта метафора дает характеристику менталитету носителей этого языка! А в России существует 50 коренных малочисленных народов, и у каждого из них существуют свои метафоры и свое уникальное видение мира. Например, у ненцев в языке нет слова «море», потому что они не занимались морскими промыслами. Лишь в конце XIX века поморы стали нанимать и обучать ненцев рыболовству.

— Меняется ли мировосприятие народов, забывающих родной язык и переходящих на русский?

— Однозначного ответа нет. С моей точки зрения, это происходит, но не так быстро и очевидно. Безусловно, остаточные знания языка есть. Эти остатки передаются из поколения в поколение. И на осколках прежнего знания языка возникает явление, называемое термином «языковой сдвиг», который может как помочь языку возродиться, так и заставить его исчезнуть окончательно. Язык руководит нами и нас определяет.

От игрушечных животных до мобильных приложений

— Разработчики из Тувы выпустили приложение для изучения тувинского языка. Они надеются, что это привлечет новую аудиторию для его изучения. Какие еще способы и технологии сохранения национальных языков сейчас используются?

— Среди традиционных форматов сохранения языков есть два самых надежных. Это передача семейных традиций и школьное обучение. Если в семье с ребенком будут разговаривать на родном языке, играть в национальные игры, родители с детьми будут участвовать в народных национальных праздниках — это уже очень хорошо. Нужно, чтобы и в детском саду были группы, связанные с обучением родному языку, и школьные классы. Есть интересный опыт, который применяется не только в России, но и в других странах, например в Финляндии и Норвегии. Это методика «языкового гнезда».

Когда ребенок попадает в детский сад, то в детском саду с ним говорят только на родном языке. А есть новый формат, ставший в последние годы очень популярным. Это языковые активисты, люди, пытающиеся изучить неродной для них язык и делающие все возможное, чтобы этот язык изучили и окружающие. Таких энтузиастов много в Томской области и Удмуртии.

— Что еще в нашей стране делается для сохранения языков?

— Очень многое. Например, мы усиленно развиваем новейшие информационные и онлайн-технологии. И это очень хорошо работает, например, в Якутии. У них тоже популярны мобильные приложения для изучения языка. Кроме того, у них очень развита анимация на якутском языке, кинематограф. Кстати, якутское кино сейчас довольно известно и популярно и за пределами страны. И во многом это заслуга сохранения родного языка, помогающего транслировать их картину мира, которая кажется необычной для европейцев.

— А почему якутскому языку уделяется внимание, а, к примеру, керекскому нет? Выходит, какие-то языки ценнее других?

— Кереков сейчас осталось три человека. Самое интересное, что в керекском языке до сих пор фиксируется два диалекта. То есть на два диалекта всего три носителя, представляете? Дело в том, что мы не должны забывать, что есть языки, имеющие официальный статус. Вот якутский язык является государственным языком Республики Саха. Поэтому ему уделяется много внимания. Объективная численность народов — разная. Якутов больше, чем кереков, на момент создания языковых программ. Кроме того, есть языки, а есть диалекты. Ученые не всегда могут установить, отдельный ли это язык или диалект.

— То есть усилия ученых сфокусированы именно на том, что принято называть языками?

— Прежде всего речь идет о них. Хотя существуют разные точки зрения. Ведь есть языки с большим количеством носителей. Что нужно делать? Бросить все силы на спасение этих языков или заниматься спасением малочисленных языков? На этот вопрос сложно ответить.

Идея развивает

— Многие молодые представители малых народов стесняются родного языка. Что с этим делать?

— Это стеснение связано с социальной «непрестижностью» родных языков.

Молодой человек думает: государственный язык — русский, все образование, мессенджеры — на русском. Ну а чтобы быть более-менее успешным в этом тревожном, быстроменяющемся мире, надо еще английский изучить. И этого вроде достаточно.

В связи с этим нам нужно разрабатывать модель полилингвального образования. Включить в нее русский, английский и родной язык.

Подобные модели активно развиваются в Татарстане, Башкирии, Якутии и Осетии. Это очень эффективный способ сохранения родного языка. Ну и мотивация должна быть.

— А что может стать подобной мотивацией?

— Личный пример взрослого человека, в первую очередь родителей. Изучение любого языка начинается с семьи.

— Многие подростки к курсу родного языка в школе относятся так же, как, к примеру, к ОБЖ — отсидели, и ладно. Как донести до них, что изучение родного языка так же важно, как английский и языки программирования?

— Надо объяснять им, что мы живем не только в мире предметов, но и в мире идей. Идея руководит нами. Ученые считают, что самыми популярными в ближайшем будущем будут профессии, связанные с текстопорождением. А для того чтобы порождать текст, то есть быть социально успешным, нужно понимать, какую идею ты хочешь вложить в этот текст. Нужно иметь багаж разных языков. И абсолютно в каждом языке — русском или крымско-татарском — заложены определенные идеи, которые могут вывести любой креатив на новый уровень, обогатить традиционный взгляд на вещи новым видением, так же как это сейчас делают якутские ленты в мировом кинематографе.

ДОСЬЕ

Лариса Ивановна Маршева — директор Института развития родных языков народов Российской Федерации ФГАОУ ДПО ЦРГОП и ИТ, доктор филологических наук.

В 1997 году с отличием окончила филологический факультет МПГУ. В 2000 году защитила диссертацию на тему «Функционирование ономастической лексики в диалектных условиях».В 2008 году защитила диссертацию на тему «Структурные и номинационные типы в диалектной топонимии Липецкой области». Создатель и разработчик образовательной программы «Отечественная филология (со знанием современного славянского (сербского) языка)». Награждена медалью св. Патриарха Тихона I степени и медалью Св. Владимира

НОВОСТИ ЛИНГВИСТИКИ

Исследователи Института русского языка имени Виноградова составили список слов, используемых только в некоторых регионах России. Они употребляются в определенном регионе России как минимум в три раза чаще, чем в среднем по стране. Список представлен в алфавитном порядке. Например, в Свердловской и Волгоградской областях подпол называют «голбец». В Томской и Новосибирской областях мелкие предметы обозначили словом «шурушки». В Кемеровской области слово «пить» заменяют на «глыкать».

На днях Грузию окончательно переименовали в литовском языке — она больше не Gruzija, а Sakartvelos. Интересно, что это не первая попытка переименовать «литовскую» Грузию.

Еще в 2009 году представители закавказской республики обращались к балтийским коллегам с просьбой исправить название страны в литовских словарях на Georgija.

Аспирантка ВШЭ Анастасия Малашина разработала программу, с помощью которой можно оценивать эффективность систем шифрования, опираясь на определенные информационные характеристики русского или английского языка. Сегодня системы шифрования повсеместно используют для защиты как личных данных, так и банковских операций и государственной тайны.

Долгое время многие современные криптографические алгоритмы считались фактически неуязвимыми, однако вскоре это может измениться из-за создания первых универсальных квантовых компьютеров.

РЕЙТИНГ

Топ-5 искусственных языков

Сегодня существует 76 искусственных языков. Среди них есть языки, созданные на основе корней общих языковых групп, языки жестов, пиктограмм и даже языки, придуманные специально для книг, фильмов и видеоигр. Самые интересные:

— Эсперанто. Самый популярный искусственный язык в мире

— Всеславянский. Первый искусственный панславянский язык

— Божественный язык. Искусственный язык, придуманный Люком Бессоном для фильма «Пятый элемент»

— Палава-кани. Реконструированный язык аборигенов Тасмании

— Симлиш. Вымышленный язык, используемый в компьютерной игре «SimCopter» и некоторых других.

КСТАТИ

В категорию исчезающих переходят не только разговорные языки, но и языки программирования. Например, все меньше людей пишет на Perl — языке программирования, созданном лингвистом Ларри Уоллом в 1987 году. От Perl уже начали отказываться крупные производители операционных систем. В Apple решили убрать предустановленные интерпретаторы Perl в новых версиях операционной системы.

Впрочем, эксперты уверены в том, что полностью язык не исчезнет. Сегодня энтузиасты ведут тематические группы в соцсетях, где обсуждают проблемы языка и связанные с ним новости. Такую группу можно найти на Facebook — сейчас в ней четыре тысячи человек, и туда приходят примерно пятьдесят новых участников каждый месяц.

vm.ru

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх