«Это моя миссия». Создатель Ayanа — о своем творении, ее способностях и недопонимании в обществе

Николай Апросимов, создавший эвенкийскую Siri — Ayana, рассказал журналистам News.Ykt.Ru, зачем ее придумал, кому она нужна и сколько можно на ней заработать.

В семье Николая Апросимова никто не говорил на эвенкийском. В доме всегда звучала якутская и русская речь. Он родом из села Кюпцы (Кюпский национальный наслег является местом компактного проживания эвенков — прим. ред.) Усть-Майского улуса. Потомок эвенкийского художника и поэта Дмитрия Апросимова. Отец работал художником-методистом в музее, мать — в библиотеке. Старший из троих детей.

Сам Николай познакомился с родным языком после смерти матери: в восьмом классе его отправили учиться в Нерюнгри в школу-интернат «Арктика» для детей из числа малочисленных народов Севера. «Нашим учителем по эвенкийскому языку была Клавдия Макарова, автор эвенкийского разговорника и один из самых лучших представителей, носителей языка эвенков. Она, возможно, и дала мне тогда ту философию важности сохранения родного языка, которая, несомненно, осталась в моей голове — хотя я сам этого и не осознавал — и которая проснулась лет через десять». 

Николай окончил в 2015 году СВФУ, получил диплом эколога. Работы по специальности не было, поэтому работал в салонах сотовой связи. Параллельно находил время для подработки на автомойках, грузчиком на базах и складах одежды. В 2016 году переехал с женой в Усть-Майский улус, в поселок Солнечный. Устроился в лесничество, лесником. В поселке предоставили муниципальную квартиру, где нужно было платить только за коммуналку. Зарплата была довольно низкой, и выдавали с задержками.

«Я начал подрабатывать, снимая видео и создавая ролики. И однажды в 2017 году мне предложили создать сайт компании „Золото Ыныкчана“, мотивируя тем, что в моих видео есть какая-то стремительность. Я, конечно, отказался, так как понятия не имел, как это делается. Но с течением времени передумал. А вдруг получится? И действительно получилось. Первый сайт создал на платформе Joomla. Сайт работает и поныне. Также начал знакомиться с профессиональными программами по созданию графики. Изготавливал лого, этикетки и визитки. И с лета 2017 года мышление начало меняться полностью. Я начал чувствовать это дело. И тяга к новому была постоянно», — вспоминает Николай. 

В 2017 году — очередной переезд, в этот раз в село Амга. Купили в кредит собственное, хоть и ветхое жилье с дровяным отоплением. Вначале работал в салоне МТС, где параллельно подрабатывал на создании сайтов и видеороликов, далее устроился в Амгинский центр культуры. Там создал свое первое в жизни мобильное приложение Amgaclub на основе конструктора. И был несказанно рад, когда его опубликовали в Google Play Market. Amgaclub — это навигатор по спартакиаде и достопримечательностям села.

«Я не могу точно определить, когда родилась идея Ayanа: годами созревала мысль, какие-то случайные встречи, книги. Не было такого, что с этого дня создаю Ayanа, это будет полезно и круто. Она родилась в совокупности каких-то решений, случаев. В 2019 году я просто сидел экспериментировал на основе Dialogflow, грубо скажем, над созданием диалогов в Google. Ты говоришь, и она что-то переводит. Сидел играл, ввел эвенкийское слово и следом — русское. Назвал его Ayavrik. Программа, в принципе, работала нормально, но очень медленно и интерфейс был несуразным. Опубликовал у себя в инстаграме, и люди стали советовать: сделай лучше на русском, эвенкийский-то мало кто знает. И я про это забыл, отложил все в долгий ящик. Вскоре Ayavrik превратился в Ayanа. Ayavrik — это эвенкийское имя. Ayanа и Ayavrikпроисходят от одного слова айа — „хороший“. Фактическая реализация того, что я представил в феврале на презентации, началась осенью прошлого года. Можно сказать, Айаане уже два года». 

Вы вот в восьмом классе только начали учить эвенкийский язык? Потом что делали, чтобы не забыть?

— Признаюсь честно, после школы я его подзабыл. И не знаю, какими судьбами решил заняться проблемами родного языка, посвятить этому свое дело. Проводятся мероприятия, форумы, конференции, посвященные проблемам языка, все говорят о том, что нужно возродить язык, но ничего не делается. Государство принимает меры по сохранению языков и культуры малочисленных народов. Но все эти мероприятия, консервативные методы, классические школьные и вузовские программы, на мой взгляд, не оправдывают себя в полной мере. Есть малое количество энтузиастов, которые реально вовлечены в борьбу за сохранение языка. Но при общении с ними возникает мысль, что даже они уже теряют веру в то, что языки удастся возродить полностью, что можно привлечь молодежь. Это, конечно же, только мое мнение, основанное тем не менее на моем опыте общения с такими энтузиастами. Меня всегда радует, что, несмотря на все, эти люди ведут борьбу за сохранение того или иного языка. 

Знаю, есть молодые девушки, которые бесплатно учат желающих эвенкийскому языку тут, в Якутске. Это не масштабировано, а сегмент IT дает возможность масштабированно сохранить язык эвенков. Главное, мы научили говорить на эвенкийском робота, сейчас он достаточно плохо работает на iOS, но на Android очень хорошо идет. У нас, конечно, немного скачиваний, порядка 500.

В вашей семье в каком поколении перестали говорить на эвенкийском? 

— Родители не говорили, но всегда хотели знать его. Не было возможностей изучать, найти преподавателя — это все сложно. А приложение можно всегда открыть, оно у тебя под рукой. 

А сколько эвенков живет в республике? 

— По статистике, 20 тысяч, в России — 36 тысяч, по миру — 90 тысяч. В Китае много эвенков живет. Эвенкийский язык сложен в морфологическом, грамматическом плане. Есть четыре диалекта, то, что вшито в Ayana, — это восточный диалект. 

Много человек в Якутии говорит на эвенкийском сейчас?    

— Ситуация довольна плачевная, носителей очень мало. Проект бы не родился, если бы не череда случайностей. Он совместный с НКО «Алагун» Жиганского района, если бы они не настаивали на том, как он должен выглядеть и каким должен быть, этого бы всего не было. Я предприниматель и не мог участвовать в конкурсах на гранты, только своими силами не смог бы такой продукт реализовать. Могу с уверенностью сказать, что НКО «Алагун» посодействовала и дала такой мощный толчок появлению Ayanа. Есть три национальных эвенкийских района: Оленекский, Жиганский, Усть-Майский. И Жиганский район проявил самую активную позицию. Они тонко чувствуют, что гармония технологии и культуры сможет возродить язык эвенков. Ayanа как раз может быть таковой. 

Тогда вот вы выучили эвенкийский и с кем на нем разговариваете? 

— С девушками, с которыми работал при создании Ayana, а так, по сути, не с кем. Язык погибает. Хочешь не хочешь, если не с кем говорить на этом языке, ты его забываешь. Каждый народ должен знать свой язык, мне невообразимо грустно, что я эвенк и мне не с кем на нем говорить. 

Итак, подводя итог началу проекта, скажу, что все началось в августе 2019 года — это точка отсчета Ayana. Потом последовала череда встреч и событий, которые и привели нас к конечному результату.

Вы учите детей говорить на эвенкийском? 

— Мой старший сын — ему шесть лет — говорит, общается с Aйaaной. Младший только учится говорить.   

На Ayana особо не заработаешь…

— Продукт не является коммерческим. В ней заключена философия возрождения! 

Сколько нужно денег для дальнейшей работы? 

— Мы сейчас работаем над офлайнизацией приложения. К сожалению, сейчас Ayana не работает без сети, а это очень нужно, поскольку в основном коренные народы живут в тундре, где может и не быть интернета. Для офлайнизации не хватает средств. И для дальнейшего исследования по произношению, кастомизации, расширению лексической базы. 

Вам не говорили: зачем это все, никто уже на эвенкийском не говорит? 

— Все время твердят. Сейчас я получаю первые реальные отзывы, и много было комментариев на News.Ykt.Ru: зачем тебе все это, тебе ведь нужны деньги, а на этом не заработаешь. Те, кто спрашивает, в первую очередь думают о деньгах. Самое странное — я не могу дать внятного ответа, я отвечаю, что создаю то, что будет полезно для других, хочу дать надежду на возрождение своего языка. Мы мониторим интернет и выяснили, что такого решения на базе искусственного интеллекта не было, чтобы переводились языки малочисленных народов в мире.   

Очень много людей говорят: зачем тебе это все? Ayana для меня — это колоссальный труд, и после презентации не было ощущения облегчения. Все только начинается. 

Самое приятное, что я от этого получаю, — это фидбек, что действительно кому-то помог. Хотелось бы отметить, что проект был реализован при поддержке МинАрктики и софинансировании ООО «Арктик Капитал».

Семья поддерживает? 

— Да, конечно, я очень благодарен своей жене. Так скажу: на ее месте, если бы моя половина так работала, я бы, наверно, ушел. Она понимает и чувствует, что это важно. Хочу поблагодарить свою жену Веронику, за ее терпение и поддержку. Мне вообще повезло встретиться именно с ней, мы действительно прошли с ней огонь и воду. 

Что умеет Ayanа, кроме переводов?

— Ответит на вопросы. Например, спросите у нее, кто такой Наполеон, — ответит. Или спросите: 2 + 9998? Или корень из ста? Она тут же даст ответ. Может рассказать анекдот, включить песни, в том числе эвенкийские. Она представится, расскажет, что она переводчик. Весь функционал сейчас доступен на Android. Она умеет также поправлять, советует, где поставить ударение в том или ином слове. Умеет обижаться на какие-то нецензурные слова. Все эти функции доступны до слова «привет». Если сказать «привет», тут же активируется переводчик. Она все время развивается. 

А другие языки не хотите под Ayanа сделать? 

— Да, хотим, для таких исследований алгоритм уже есть. Для этого нужны время и деньги. Мы хотим на эвенском и долганском сделать. Ayanа всегда будет улучшаться. Было бы неплохо, если бы проект дальше поддержали. 

news.ykt.ru

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх