К Году хакасского языка: Предками подаренная миссия

Историки считают, что хакасы начали формироваться на своей исконной земле более двух тысяч лет назад. За столь многовековую  историю народа, как мы видим по скорбящим в степях курганам, предкам пришлось претерпеть невообразимое число горьких потерь. Но несмотря ни на что, они оставили потомкам  богатейшие земли, подарили свой неповторимый язык. К сожалению, этот древний язык исчезает сегодня под воздействием разных факторов.  

Есть ли у хакасского языка будущее? Все ли рычаги мы используем в республике для сохранения хотя бы имеющегося числа его носителей? Когда же, если не в Год хакасского языка должны об этом мы говорить.     

В этих вопросах стоит прислушаться к мнению экспертов-лингвистов. Как стало известно, в течение последних 5 лет, с 2015 года, каждое лето в Хакасии проводят диалектологическую экспедицию московские исследователи. Поэтому обратимся к группе ученых Института языкознания РАН г. Москвы, руководителем является член-корреспондент Российской академии наук, доктор филологических наук, заведующая Отделом урало-алтайских языков Анна Владимировна Дыбо, также к ее сотрудникам, изучающим тюркские языки Вере Сергеевне Мальцевой, Александре Валерьевне Шеймович. 

О целях и содержании своего исследования они рассказали следующее. 

«Мы работаем сейчас над созданием электронного атласа диалектов тюркских языков, с помощью которого, надеемся, будет решен ряд проблем сравнительно-исторической тюркологии. В настоящий момент хакасский язык находится под  угрозой вымирания, которое может произойти буквально в течение жизни 1-2 поколений, и от наших действий зависит его сохранение.

Хакасский язык – основной представитель целой тюркской группы, выделившейся довольно давно, связанной с памятниками тюркской материальной культуры и письменности, и при этом обозримой, так что на ней можно оттачивать современные методы реконструкции и классификации.

Мы ставим перед собой задачу максимально полно задокументировать существующее в настоящий момент разнообразие говоров и диалектов хакасского языка (чем отчасти занимаются и в ХакНИИЯЛИ); подробно описать диагностические признаки их сходства и различия, с целью построения картины конвергенции и дивергенции (процессов расхождения и контактного сближения) говоров хакасского, шорского и чулымского языков, представляющих собой некогда единую подгруппу тюркских языков. 

Однако даже в тех местах, где языком местного общения является хакасский, молодое поколение чаще  владеет литературной нормой, чем местным говором. Между тем диалектное богатство не должно быть потеряно: оно – естественный источник обогащения и развития литературного  языка, а кроме того, содержит бесценные сведения об историческом прошлом языков и связанных с ними групп людей. С помощью методов ареальной лингвистики и сравнительно-исторического языкознания можно, нанеся особенности речи в различных говорах на географическую карту, довольно точно выявлять взаимодействия этнических групп более чем за 1000 лет до настоящего времени (тут историческая лингвистика работает в контакте с археологией и генетикой, взаимно дополняя и корректируя выводы).  

Конечно же, мы знаем директора ХакНИИЯЛИ Нину Семеновну Майнагашеву, известного филолога-фольклориста, опытного полевика, члена Российского комитета тюркологов и находимся на постоянной связи с ХакНИИЯЛИ, делимся с сотрудниками отделов языка и фольклора материалами и наблюдениями. Совершенно очевидно, что деятельность института имеет первостепенную важность для сохранения хакасского языка и культуры. Они также ездят в фольклорно-языковые экспедиции, собранный ими материал нуждается в обработке и публикации. В ХакНИИЯЛИ хранятся архивы предыдущих экспедиций, которые нужно оцифровывать, публиковать и использовать в работе. Мы знаем, не так давно вышли в свет публикации хакасских сказок из экспедиционных архивов 1940-х годов, подготовленная Е. С. Тороковой, издание очерка Н.Ф. Катанова про сагайский диалект хакасского языка, издание 2-го тома В.В. Радлова в современной орфографии с переводом. Но еще много ценного можно извлечь из архивов, публикации такого рода повышают интерес к языку среди его носителей и расширяют сферы его использования.

Безусловно, хакасский язык и его диалекты нуждаются не только в историческом, но и в синхронном изучении. У любого человека должна быть возможность обратиться в ХакНИИЯЛИ с вопросом, касающимся языковых норм хакасского языка, подобно тому, как по вопросам русского языка можно обратиться в справочную службу Института русского языка в Москве. Поскольку хакасский язык в настоящий момент слабо нормирован, такая работа требует немалых научных изысканий и поиска новых решений».

Конечно же, у созданного в 1950 г. Института языкознания РАН взгляд на проблему носит федеральный масштаб, у Хакасского института иные параметры, перед ним стоят не только фундаментальные, но и прикладные научные задачи. Условия жизни учреждения в силу политических, а последние месяцы и социальных условий остаются нелегкими, но сегодня в ХакНИИЯЛИ новый руководитель. Необходимо продумать, что в отношении хакасского языка можно сделать прямо в сей час.  

Для полноты анализа языковой ситуации справедливо будет  обратиться к группе ученых хакасского научного института. Мнения лингвистов двух названных исследовательских учреждений, как в оценке настоящей ситуации, так и в решении стоящих проблем во многом схожи. Поэтому стоит выделить только специфические для нашей республики особенности. А именно. 

Языковеды хакасского института считают, что на фоне общей картины сложного положения хакасского языка, на наших глазах, буквально в последние годы исчезли на местах исторического проживания носители самобытной, некогда богатейшей койбальской культуры (хойбаллар). Кстати, к таким же выводам пришли и московские ученые. Еще в 17-18 вв. занимавшие правый и левый берега Енисея, а далее распространяясь на весь правый берег реки Абакан, они создавали просторные степные ландшафты Койбальской степи. Отсюда же и произошло название  Койбальской степной думы, основанной в 1823 г. Как раз  территории этого народа ныне отданы на растерзание угольным кампаниям. 

Вместе с тем, в Хакасии многими справедливо отмечается малочисленность шорцев и кызыльцев, но почему-то до сих пор не было взято во внимание положение «вымирающих» койбальцев. Эта давно известная проблема, но, благодаря хакасским  исследователям, об этом мы заговорили только сегодня. 

Возглавляющая ныне ХакНИИЯЛИ Нина Семеновна Майнагашева считает, что крайне необходим комплекс мер по решению языковых проблем, как на уровне государственной власти республики, так и на уровне общественности. Филологи ХакНИИЯЛИ разрабатывают долгосрочный проект (на 2020–2030 гг.) по сохранению, развитию и поддержке хакасского языка. Сегодня важны исследовательские работы по выявлению этноязыкового самочувствия хакасов, что поможет не только правильно сформировать процесс обучения хакасскому языку в школах, но и выявить глубинные языковые проблемы народа. Необходимо укрепление материально-технической базы института. Только тогда будет возможно охватить все важные направления научной деятельности. 

Необходима и издательская деятельность, не только традиционно-книжная, но и отвечающая современным возможностям; создание электронных словарей, компьютерных обучающих языковых программ и электронных учебников, общедоступных хранилищ информационных материалов и т.д. Ждет своего часа издание многотомной серии «Фольклорное наследие хакасского народа» на хакасском языке. За 75 лет работы института для такого фундаментального издания собран ценнейший материал, хранящийся в рукописном фонде. Для расшифровки фольклорных текстов требуются знающие специалисты, которые есть в стенах ХакНИИЯЛИ, но их ничтожно мало. 

Вот на этом месте стоит упомянуть о давно присутствующем кадровом голоде на хакасскоговорящих специалистов (не только в ХакНИИЯЛИ). Острейшим образом стоит вопрос подготовки молодых лексикографов-хакасоведов, в том числе в области фольклора: это особый язык иносказательного образного мышления. Не каждый филолог может расшифровать тексты эпоса. Для этого нужны люди со специальной подготовкой.  Фольклор – это бесценная кладезь, точнее сказать — зашифрованный код к древним знаниям, там не только имена алыпов, но и названия племен, родов, обычаи, песенный жанр, а в сказках, легендах – вся мудрость народа. 

Мы всё говорим, и говорим о проблемах языка, в целом о культуре народа. Десятками лет пишем государственные программы развития. А денег всё нет и нет. И так проходит десятки лет. Мы вечно просим, доказываем свою национальную ценность в республике. А за это время целыми пластами вымирают носители духовного наследия хакасов. 

Имеет ли право говорить о вышесказанном автор данной статьи, создавший русско-хакасский школьный словарь, написавший ряд книг, создавший литературные премии для писателей республики, и стипендии для молодых авторов? Конечно – Да. Но на сегодня вопрос о жизни языка остается открытым, как и всех хакасов. Можно научиться писать книги, и их издавать. Можно даже научить детей складывать слова в предложения. Но это не тот языковой багаж, дающий жизнь народу. Нужна зовущая к действию среда. Нужно искать механизм, при котором каждый, даже не хакас по крови, захотел бы говорить на языке предков этой земли. Единственный в целом мире  Хакасский научно-исследовательский институт хакасского языка должен продолжать выполнять свою миссию по возрождению нации, как было многие годы со времен его создания. И соответствовать задачам, стоящим сегодня. 

 gazeta19.ru

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх